Архитектурный Петербург
электронный бюллетень

Информационно-аналитический бюллетень

Союза архитекторов Санкт-Петербурга,

Объединения архитектурных мастерских Санкт-Петербурга,

Ассоциация СРО «Гильдия архитекторов и инженеров Петербурга»

Главная / Архив / 2011 / 06 / Современный «историцизм»* Санкт-Петербурга как архитектура «включающего» типа

Теория и практика

Современный «историцизм»* Санкт-Петербурга как архитектура «включающего» типа

Ю.И. Курбатов

академик МААМ (IAA), доктор архитектуры, профессор СПбГАСУ

Сегодня историцистская архитектура, в том числе и «архитектура выбора»,  представляющая  особый интерес для центра Санкт-Петербурга (сохранение его целостности и исторической памяти) становится все более актуальной и востребованной.  Первоначальная боязнь архитекторов утратить свой имидж  крутой современности и отказаться от антиконтекстуальной новизны уходит в прошлое. Накоплен большой и разнообразный опыт, объекты  которого позволяют отметить появление различных форм историцизма. Наша цель – обозначить истоки их формообразования и степень уместности в контексте исторической среды.

Стилизаторско-описательный историцизм

Этот тип историцизма  отличается  подражанием и копированием образца, что  иногда перерастает  в перечисление. Такой  историцизм был особенно характерен для начального этапа освоения наследия. К сожалению, интерес к нему до сих пор не утрачен. Назовем наиболее яркий пример.

Жилой комплекс на Каменном острове, набережная Большой Невки (архитектурная мастерская Евгения Подгорного). Новизна в облике нового «Дворца» и в его выразительном языке почти незаметна. А потому незаметна и дистанция во времени – знак эволюции и развития. Tакой историцизм нельзя определенно назвать архитектурой «включающего типа». Здесь вместо  «включения» – «повторение».

Ассоциативный историцизм

Подобная форма историцизма исключает подражание или копирование. Связь с образами прошлого определяется  ассоциациями – наиболее распространенная форма сочетания новизны и преемственности.

Весьма удачный пример ассоциативного историцизма – недавно построенный комплекс Galeria на Лиговском проспекте (архитектурная мастерская «Григорьев и партнеры», 2010).

Отсутствие четкого характера в рисунке ордера делает такую разновидность  ассоциативного историцизма весьма приемлемой для вписывания почти в любой контекст изящной ордерной архитектуры.

Другой пример – менее удачного ассоциативного историцизма, к сожалению, сочетающегося с некоторым  копированием, – гостиница на пл. Островского, 2а (архитектурная мастерская «Евгений Герасимов и партнеры»). Согласованность новой архитектуры с контекстом руководитель авторского коллектива Е.Л. Герасимов выразил  метафорой «Незачем кричать в Музее».**

Ассоциативный  историцизм характерен для многих объектов архитектурной мастерской М.А. Мамошина.

Гостиничный комплекс NOVOTEL в застройке пешеходной зоны 130 квартала Центрального  района Санкт-Петербурга.

Внешний облик его овальных объемов несет ссылки на образы Древнего Рима. В них угадывается ассоциативная связь с аркадой и ордерной системой Колизея, акведуков, библиотек, в частности с библиотекой Цельсия в Эфесе. Такие связи спровоцированы Итальянским садом, примыкающим к NOVOTEL. Но композиция целого и ее детализация обусловлены прежде всего творческой концепцией академика Мамошина: «Я пытаюсь в самой традиционной составляющей симбиоза старого и нового искать новацию».*** Комплекс возвращает нас к основам всей европейской и российской ордерной архитектуры. Именно поэтому такая архитектура весьма уместна для классицистического Санкт-Петербурга.

Многоярусный гараж-стоянка («ДЛТ–инвест»), Волынский пер. д. 3.

Жилой дом на ул. Шпалерной, дом 37.

Проект фасада административного здания на наб. р. Фонтанки, участок 1 юго-западнее дома 9, лит. А по Климову пер.

Последние три объекта представляют ассоциативный северный модерн.

Вызывает особый интерес и новый масштабный проект мастерской М.А. Мамошина – Центр искусств на Васильевском острове (реконструкция бывшего трампарка).

Проект главного здания Центра – Конгресс-холла – покоряет элегантной эстетикой преобразованных основополагающих археформ: колонн и перекрытий.

О разнообразии форм историцистской архитектуры свидетельствуют объекты и других элитных архитектурных мастерских Петербурга.

Удачный пример мягкого ассоциативного историцизма – жилой дом на Каменном острове,  проспект  Динамо, д. 14 (архитектурная мастерская О.С. Романова).

Современное тело здания органично переплетается со знаками и деталями неоисторизма Петербурга XIX и XX веков, несущего смешение различных стилей, подчиненных новому радикальному целому, в котором и тогда, и сегодня прочитываются черты модерна начала ХХ века.

Столь же интересны примеры ассоциативного северного модерна в жилых домах на Каменном острове у станции метро «Крестовский остров» (архитектурная мастерская И.А. Солодовникова): жилой комплекс на наб. Мартынова у дома 16 (авторский коллектив  Солодовников И.А., Каплицкая А.); жилой дом на Кемской ул., дома 10 и 12 ( авторский коллектив Дмитриева Н., Токарева Л.); жилой дом на Морском пр., д. 29 (авторский коллектив Дмитриева Н., Токарева Л.). Для них характерна привязанность не только к модерну и его времени, а к более широкому,  эволюционному периоду: к культурным пластам переходных периодов от неоклассицизма к модерну и от модерна к авангарду. Именно поэтому облик этих зданий не дистанцируется от современности, а хорошо сосуществует с ней.

К ассоциативному северному модерну можно отнести и театрально-развлекательный комплекс «Лицедеи» – ул. Льва Толстого дом 9  (архитектурная мастерская «Студия 17», рук. С.В. Гайкович).

Модернизированный   историцизм

Характерен тем, что образы прошлого, его знаки модернизируются – геометризуются,  упрощаются, деформируются под влиянием современности. И нового радикального  целого.

К такой форме модернизированного историцизма можно отнести:

Башенные здания–колонны в конкурсном проекте Технопарка в Невском районе СПб у метро «Улица Дыбенко» (архитектурная мастерская  О.С. Романова). Предлагая  принципиально новую форму башни-колонны, авторы стремились придать ей некоторые знаки прошлого.

Здание  операционного отделения управления Сбербанка России на Фурштадской ул., 5 (архитектурная мастерская «Студия 44», руководитель Н.И. Явейн).

Здание Бизнесцентра в 130-м квартале Невского проспекта (архитектурная мастерская  М.А. Мамошина)

Жилой дом «Статский  советник», угол Загородного пр. и ул. Гороховой (архитектурная мастерская М.А. Мамошина).

В конце 1990-х годов и позднее я неоднократно отмечал работу академика МААМ (IAA)  архитектора Е.М. Рапопорта – станцию метро «Крестовский остров». Наземный павильон  станции вполне можно назвать модернизированным историцизмом.

Парадоксальный***  историцизм

Характерен парадоксальным расширением  смыслового содержания классицистического ордера, переведением его форм как бы в двоякофункционирующие элементы.

Самый яркий пример подобного историцизма – Гостиничный комплекс Parkinn (ул. Гончарная, 2, Невский пр., 91 (генеральный проектировщик «Студия 17», рук. С.В. Гайкович). Новый «ордер» здесь становится многозначным элементом. С одной стороны, это главный выразительный элемент фасадов, с другой – удачное конфигуративное расширение внутреннего пространства, увеличивающее связи «внутреннего» с «внешним».  Безусловно, фасадное решение, предложенное и реализованное «Студией 17», – это  интересный эксперимент, продолжающий новации выдающегося советского архитектора А.И. Гегелло (проект здания «Аркос» в Москве, 1924) и западного классициста Рикардо Бофилла 1980 годов.

Современный историцизм как творческое направление не всегда в почете у некоторых архитекторов–новаторов, которые стремятся к овеществлению абсолютной новизны. Для них, как правило, имидж архитектора определяется только новизной, изобретательством,  движением вперед, а не использованием прошлого. Особенно неприемлем для радикальных новаторов и сам термин «историцизм», связанный с эклектизмом. Еще недавно он был ругательством, а для некоторых «теоретиков» и сегодня остается ненавистным прошлым. Может быть, именно поэтому термин «историцизм» и его содержание как творческое направление сегодня стали зоной умолчания.

Между тем, историцизм конца ХХ – начала XXI веков – не повторение прошлого. Это новый уровень сочетания современных функциональных и технологических достижений со ссылками на художественно-обобщенные знаки прошлого. Именно поэтому современный историцизм, как  архитектура включающего типа, имеет огромный потенциал для реализации одной из радикальных тенденций современности – плюрализма, творческого разнообразия. В то же время, как и в добрые времена конца XIX – начала XX веков,  современный историцизм утверждает непрерывность и преемственность архитектурного процесса, позволяет сохранить память места, что особенно важно и актуально для развития исторического контекста.


P.S.
Подробнее об этих формах архитектуры «включающего типа» – в ближайшем номере журнала «Капитель».




*Историцизм  – то же самое, что и историзм или историцистский.
А .В. Иконников  «Историзм  в архитектуре»:  «Историзм в нашем понимании – не название конкретного направления в практике определенного времени, и тенденция  проходящая все периоды развития архитектуры. начиная с Возрождения.  Историзм определяется обращением к культуре прошлого  (как правило, такого , с которым  его время уже не сохраняет прямой преемственности) для решения проблем настоящего.  Он использует  в своем языке знаки, свидетельствующие об обращении к исторической памяти в системе, принадлежащей к актуальной культуре».
(М.,  Стройиздат, 1997 г..  с.10.)
Для сохранения исторической памяти на протяжении всего эволюционного процесса развития архитектуры его зодчим, как мы знаем, приходилось использовать  компромисс, соединяя новизну функциональных, технологических и технических достижений актуальной культуры со ссылками на  язык наследия.  Наше время не является, в этом смысле, исключением. (Непрерывность этого процесса показана  в блистательной монографии академика  А.В. Иконникова «Историзм в архитектуре», М., Стройиздат , 1997 год, 559 с., илл.).

**Ольга Медок. «Ностальгия по ренессансу», «Капитель» №5, 2009, с. 98.

***Термин «парадоксальный» заимствован из  монографии А.В. Иконникова «Историзм в архитектуре» М., Стройиздат, 1997, с. 423.

 

©  «Архитектурный Петербург», 2010 - 2018